«Чтобы сохранить душу живую»


Если есть забор, значит, пахнет насилием. За забор добровольно не идут.

Впрочем, парадоксов нашей жизни так много, что вполне можно перенести и еще один. Сюда идут с надеждой на свободу, на выздоровление. Речь идет об отделении № 6 наркологического диспансера, что на ул. Мильмана. Кто из наркоманов или алкоголиков нашего города не знает о таком заведении и его специфике! В это здание доставляют чаще всего в милицейской машине.

Впрочем, вот она, загадка: на третьем этаже доставленных под конвоем не берут. И решеток на окнах здесь нет. И двери на замок не закрываются. Нет в обиходе термина «наркоман» или «алкоголик». Здесь помогают людям, у которых есть проблемы…

Такое отделение пока что единственное в Украине. Между тем, для нас это не новинка, оно существует уже несколько лет, и наша газета неоднократно рассказывала о коллективе энтузиастов, возглавляемом Леонидом Александровичем Саутой. Здесь лечат исключительно добровольцев, помогают им в социальной адаптации.

Помню беседу с Леонидом Александровичем несколько лет назад, где он настойчиво повторял, что лечить только одного члена семьи, страдающего зависимостью от наркотиков — мало. Это только далекому от этой проблемы человеку кажется, что все остальные члены семьи — вне зависимости. На самом деле, у близких вырабатывается особый стереотип поведения, который надо ломать, в случае, если их больной изъявил твердое желание отказаться от употребления наркотиков. Еще года три-четыре назад, только создавая отделение, Леонид Александрович строил планы на то время, когда они смогут лечить всю семью. И это сейчас — реальность. А методика, применяемая в 6-м отделении, положена в основу национальной программы по борьбе с наркоманией и алкоголизмом.

Нет средств у государства, чтобы объявить об этой программе во всеуслышание. А без финансирования и создания нужных условий борьба эта остается «за кадром». А тем временем общество теряет и теряет молодых, трудоспособных, далеко не глупых.

Помогает, чем может, областное управление здравоохранения. Однако это капля в море. И все-таки это уже центр. Сюда приезжают иностранные специалисты и наши, украинские, из многих городов страны. Сауте не нужна реклама. Никому он ничего не обещает, чудесами не занимается. Вылечиться от зависимости — это тяжкий труд, прежде всего для самого заболевшего. Кто готов приложить усилия, чтобы сохранить свою душу, личность в себе, тому помогут.

А больные находят Сауту сами. И приезжают к нему даже из других городов. Его знают без всяких реклам. Как расходятся по воде круги, так и слухи об отделении № 6 Днепропетровского областного наркологического диспансера ширятся по городам и весям Украины.

Вот Юра. Лечился в Киеве, Кишиневе, Одессе, Черкассах, где и услышал о методе Леонида Александровича. Здесь нашел понимание, которого так не хватало в жизни, здесь, в отделении, встретил свою судьбу — Лену. Создали семью. Вот только хватит ли терпения, чтобы преодолеть житейские невзгоды: негде жить, нет работы. А желание новой жизни — огромное, в нем и черпают силы.

Еще одна семья. Он — наркоман с большим стажем, она никогда даже не пробовала наркотики. Выходила замуж вопреки воле родителей. И сейчас вместе с мужем проходит курс лечения. Человека нельзя сделать счастливым и здоровым с помощью таблеток. Ему нужно тепло, вера близкого.

Здесь в стационаре можно встретить на излечении мать и дочь, отца и сына. Психологи их учат новым отношениям, в которых главное место занимают понимание и доверие.

И все-таки, многие родители не готовы к тому, чтобы во время лечения сына или дочери находиться рядом. Да, они хотят, чтобы их ребенок избавился от наркомании, но в их представлении лечение — это сдать под замок.

Коллектив отделения готов профессионально помогать детям наркоманов, независимо от того, лечатся родители или нет.

Это уже новинка, но речь об этом шла давно, ибо дети наркоманов — беда особая. У них, по сути, нет детства. Они чувствуют себя ущербными, они — невротизированы.

— Такие дети недополучают эмоционального тепла, внимания, — рассказывает психолог С. С. Светашев, — поэтому социальный опыт усваивают с трудом. Они видят мир обедненно, их круг интересов сужен, и ориентироваться в окружающей среде им чрезвычайно сложно.

И здесь применяют метод игровой терапии, которым широко используется в США уже лет тридцать. Игровая терапия — возможность с помощью подбора игрушек смоделировать ситуацию, помогающую разобраться в том, что его волнует. Нет никакого инструктажа. Есть — одобрение. И радость психолога, если ребенок проявляет инициативу.

Ему, маленькому, может, и не рад никто в семье, у него, может, и игрушек-то нет. А здесь — он нужен, он— единственный и неповторимый. За несколько часов ребенок раскрепощается и решает какие-то важные для себя проблемы, избавляется от стресса.

Не все игрушки могут помочь разобраться, что ему мешает жить. Иногда он выбирает рисование, лепку из глины или еще что-то.

Кстати, игрушки собраны силами сотрудников коллектива. И надбавку к зарплате, как у наркологов, которые занимаются традиционными методами лечения, врачи 6-го отделения не получают. Все — на энтузиазме. Иногда можно услышать сетование, что врачи у нас плохо лечат, а учителя плохо учат, не то, что на Западе. Да еще неизвестно, как там лечили бы и учили, если бы специалистам платили за работу восемьдесят долларов в месяц. Да, многое держится у нас на совестливых и талантливых. На том и стоим.

Открыты двери. Нет замков. Да разве они нужны тем, кто еще сохранил чувство достоинства? Под замком личность не родится вновь…

Людмила ПАШУК «Днепр вечерний» 8.10.1994г.